События апреля-июля 2004 года. Ход кризиса доверия

Материалы » Банковский кризис 2004 года в России » События апреля-июля 2004 года. Ход кризиса доверия

Страница 1

Началом кризиса можно считать скандал, разгоревшийся вокруг двух средних по размеру капитала частных коммерческих российских банков: Содбизнесбанка и банка Кредиттраст. Разберем этот момент подробнее. До 2002 года Содбизнесбанк принадлежал коммерсанту Игорю Захарову, который одновременно являлся и председателем правления банка. Однако потом к этой структуре стал проявлять интерес Александр Слесарев, глава банка Кредиттраст. Общая сумма сделки между двумя руководителями, по предварительным данным следствия, составила порядка 300-400 млн. долларов[1]. Однако позже Слесарев обнаружил, что у Содбизнесбанка есть большое количество непогашенных долгов, о которых предприниматель не знал перед покупкой.

Позже у Содбизнесбанка начались проблемы с правоохранительными органами. В 2003 году в Татарстане был похищен гендиректор ОАО КамАЗ-Металлургия Виктор Фабер, и оперативники выяснили, что выкуп за бизнесмена был обналичен через Содбизнесбанк. Затем деятельностью Содбизнесбанка заинтересовались Центробанк и Комитет по финансовому мониторингу, заявившие, что банк более восьми месяцев в 2003-2004 годах не представлял обязательную информацию о проводимых операциях, а также утерял базу данных обо всех операциях за 2002 год.

В апреле 2004 года ЦБ РФ выдал предписание о запрете приема вкладов Содбизнесбанком, а спустя месяц, 13 мая, и вовсе отозвал у него лицензию. В результате тысячи вкладчиков не смогли получить свои деньги.

До приобретения Содбизнесбанка финансовых проблем у банка Кредиттраст не наблюдалось. С первыми проблемами Кредиттраст столкнулся в мае 2004 года, когда не смог провести ряд клиентских платежей. Вскоре банк вообще прекратил все операции, и 24 июня у него была отозвана лицензия. После этого ЦБ объявил, что причиной неплатежеспособности банка стали сделки, осуществленные незадолго до его краха. Еще до 1 июня 2004 года в кредитном портфеле банка были высоколиквидные векселя Газпрома, Альфа-банка, Банка Москвы и т.д. Однако затем они были заменены на векселя эмитентов с неизвестной платежеспособностью. К 15 июня большую часть активов банка составляли как раз сомнительные векселя, и поэтому банк не смог расплатиться по обязательствам.

После отзыва лицензий у Содбизнесбанка и Кредиттраста по рынку поползли слухи, что на очереди ─ десятки других банков. За первую неделю июня ставки на межбанковском рынке подскочили до 20% годовых и выше (хотя до этого средняя стоимость однодневного кредита не превышала 3% годовых)[2], а оборот рынка межбанковских кредитов в России, составляющий обычно несколько сотен миллиардов рублей в день, сократился в два-три раза. Взять кредит на “межбанке”, чтобы “закрыть дыру” в балансе, стало очень трудно. Для мелких банков порой и вовсе не под силу. Партнеры по бизнесу, еще вчера легко ссужавшие деньги, отказывали в кредите. Пытаясь создать запас ликвидности, банки начали распродажу всех имеющихся активов в массовом порядке. В числе активов российских банков, выставленных на продажу, оказались и объекты недвижимости, в которые были сделаны вложения с целью извлечения прибыли. Поначалу на продажу выставлялись неликвидные объекты, например, расположенные в Подмосковье, однако очень быстро очередь дошла и до ликвидных. Как результат, резко возросло предложение московской и подмосковной недвижимости, что заставило аналитиков высказывать предположения о возможном обвале рынка недвижимости. Кроме того, началось сокращение выдачи кредитов предприятиям и населению, а банки, связанные с обналичиванием средств, либо вовсе свернули свои операции, либо взвинтили цены на них.

Эксперты Центрального банка назвали эту ситуацию “паникой” и “кризисом доверия”, спровоцированными бродящими по рукам “черными списками” банков, подлежащих закрытию. В него якобы входят ряд банков, у которых в результате проверки ЦБ обнаружен фиктивный капитал. Первые списки “кандидатов” появились на рынке еще в середине мая и постепенно обрастали новыми именами. К июню гуляющий по рынку “черный список” разросся до нескольких десятков, в него попали даже лидеры рынка.

Несколько обескураженные представители ЦБ и других контролирующих ведомств начали по мере возможностей успокаивать банкиров, опровергая, например, слухи о “черных списках”. А первый зампред ЦБ Андрей Козлов заявил журналистам, что “показатели межбанковского рынка остаются в норме”. Он же выдал оригинальную версию событий: “банки используют призрак “черных списков” в борьбе друг с другом, тогда как у властей никакого “черного списка” нет”.

В самом конце июня с проблемами ликвидности столкнулись и крупные российские ритейловые игроки. Стало известно, что группа Гута ведет переговоры с Внешторгбанком (ВТБ) о получении кредитной линии в размере до $400 млн. под залог промышленных активов группы[3]. При этом сами промышленные активы как предмет приобретения ВТБ не волновали — банку было нужно, чтобы предприятия перешли к нему на обслуживание. Интерес Гуты состоял в следующем: предполагалось, что, если ВТБ выделит средства предприятиям, то они попадут на их счета в Гута-банке, и у того появится так необходимая ему ликвидность.

Страницы: 1 2 3

Статьи по теме:

Денежно-кредитная политика Центрального банка
Сохранение стабильной покупательской способности денежной единицы и обеспечение эффективности системы денежных платежей и расчетов – являются основными задачами, которые Центральные банки преследуют в области денежно-кредитной политики. ...

Кредитные операции
Используя накопленный опыт кредитной работы, банк увеличил базу надежных заемщиков, расширил программы кредитования клиентов как юридических так и физических лиц. На основе базовых принципов кредитной политики проводилось дальнейшее расши ...

Возникновение и развитие биржи
Биржа возникла в ХIII-ХV веках в Северной Италии, но широкое применение в деловом мире получила в ХVI веке в Антверпене, Лионе и Тулузе, затем в Лондоне и Гамбурге. С ХVII века биржи уже действовали во многих торговых городах европейских ...